in

ЛГБТ, ала качуу, ограниченность — какие темы поднимают в короткометражном фильме Angustia

В начале февраля в Бишкеке состоится закрытый показ короткометражного фильма в жанре драма-мюзикл “Angustia”. В переводе с латинского “angustia” — это ограниченность или диагноз и состояние человека. Сюжет построен вокруг кыргызской традиции ала качуу (похищение невесты), при этом затрагивая тему ЛГБТ. “Angustia” — третья совместная работа режиссеров — 22-летнего Сагынбека Уланова и 21-летнего Султана Орозбаева. После закрытого показа в Бишкеке, картина отправится на конкурс в Канны, а посмотреть фильм в интернете можно будет этим летом. Мы обсудили с Султаном и Сагыном их новую работу, отечественный кинематограф и то, почему в кино не должно быть запретных тем.

Трейлер фильма «Angustia»

Начнем с банального: с чего вы начали свой режиссерский путь?

Сагын: Я с детства увлекаюсь кино: сколько себя помню, всегда коллекционировал разные диски и до дыр пересматривал все фильмы на свете. С малых лет у меня появилась мечта снимать большое кино. С тех пор потихоньку иду к ее осуществлению. Поначалу снимал на телефон — камеру купил только три года назад.

Султан: У меня тоже самое: все началось с детства. В основном видел себя в качестве актера. Чуть позже, когда мы познакомились с Сагыном и начали работу над первым фильмом, понял, что мне больше нравится быть по другую сторону камеры. У меня в голове постоянно прокручиваются какие-то сюжеты, создаются кадры.

ЛГБТ, ала качуу, ограниченность - какие темы поднимают в короткометражном фильме Angustia
Султан                                            Сагын

Кто такой режиссер в вашем понимании?

Султан: Человек, который управляет всем процессом и умеет снимать, монтировать, работать с актерами. Это основа кино, его неотъемлемая часть.

Сагын: Режиссер рассказывает свое видение мира, показывает историю через свою призму. Если тебе нечего сказать, ты не сможешь стать режиссером.

Какой был ваш первый фильм и чем вы вдохновились?

Султан: Наш первый фильм — короткометражка “Фонари любви”, которая задумывалась как трогательная любовная история наподобие мультфильма “Вверх”. Мы были отчаянные — даже попали в ДТП во время съемок.

Сагын: “Фонари любви” — фильм-черновик на пробу. Откровенно говоря, результат нам совсем не понравился и мы даже немного стыдимся его. Первый опыт — редко удачный.

Как вы обучались?

Султан: Мы оба самоучки. Самое главное — снимать, монтировать, читать и очень много смотреть. Режиссер по-другому смотрит на фильмы, оценивая кадры со стороны и анализируя всю работу.

Сагын: Как сказал один режиссер: “Самый лучший учитель — кино”.

ЛГБТ, ала качуу, ограниченность - какие темы поднимают в короткометражном фильме Angustia

Какие режиссеры вас вдохновляют? Уровень каких режиссеров вас мотивирует?

Султан: Гаспар Ноэ. С нетерпением жду его новую картину “Экстаз”. Кристофер Нолан и его “Интерстеллар” — это нечто. Я часа два отходил от этого фильма. Также нравится Даррен Аронофски, который снял “Реквием по мечте”, “Мама” и “Черный Лебедь”.

Сагын: Первый режиссер в моем списке — Тарантино. Обожаю его стиль. Люблю все фильмы Кристофера Нолана. Во время съемок Евы даже подражал его стилю, хотелось снять что-то подобное.

Есть ли отечественные режиссеры, которыми вы реально вдохновляетесь?

Султан: Нет.

Сагын: Как человек меня вдохновляет Эрнест Абдыжапаров, хотя его фильмы мне особо не нравятся. Он очень разносторонняя личность и хороший рассказчик.

ЛГБТ, ала качуу, ограниченность - какие темы поднимают в короткометражном фильме Angustia

Бывает: смотришь кино и ноль эмоций. Это режиссер не доработал, или ты не умеешь смотреть?

Сагын: Спорный вопрос, но, думаю, зависит от обоих. Человека, который смотрит мало фильмов, может впечатлить и “Аквамен”. Если смотришь много, начинаешь понимать структуру. Ты уже не сможешь наслаждаться банальными фильмами и переходишь к высокому искусству, как у Тарковского или Кубрика. И постепенно растешь как зритель. От режиссера тоже зависит: если он не умеет подавать идею, или идеи как таковой нет, то что сможет найти зритель в его произведении?

Арт-хаус многие считают скучным…

Сагын: Это кино не для массового зрителя.

Что ищет не массовый зритель в кинематографе?

Сагын: Эмоции.

Нацелены ли вы на  признание, популярность, массовость? Или приоритетнее воплотить свои задумки в готовый продукт? Это окей, если люди не поймут?

Сагын: Я думаю, надо стремиться к сбалансированности, то есть снимать понятное умное кино не на один раз. Найти такой баланс очень сложно. Здесь перед режиссером стоит выбор: погрузиться либо в фестивальные фильмы, либо в коммерческие. Хороший пример — Нолан и Тарантино, которые создают интеллектуальное кино для массового зрителя.

О чем фильм Angustia?

Султан: Это фильм о любви, об актуальных проблемах в Кыргызстане, о правах женщин и традиции “ала качуу”. Тема ЛГБТ, затронутая в фильме, — это оружие для привлечения общественного внимания. По факту проблема не в ЛГБТ, а в диких традициях, о которых мы не хотим молчать.

Сагын: Мы хотели бы быть первыми в Кыргызстане, кто снимает на такую тему. Осмелиться и открыть дорогу. Прогресс надо двигать, если мы сами не будем что-то делать, то все будут бояться и не снимать. Фильм — не про ЛГБТ, а про свободу человека и свободу его выбора.

Главная идея, которую хотите донести?

Султан: Я бы хотел показать настоящую любовь, где не имеет значения ни пол, ни религия, ни традиции. Просто любовь между двумя людьми. А общество может также просто взять и убить все прекрасное.

Почему вас так интересует тема ЛГБТ?

Сагын: Я хочу поддержать всех своих друзей. Считаю, что гомосексуальность — это норма, несмотря на то, что многие рассматривают ее как что-то дикое.

Султан: Знаешь, когда в кино ограничивают показ таких понятий, как ЛГБТ, религии, то это уже не кино. В искусстве не может быть ограничений.

Сагын: Была идея снять фильм про маньяка и эстетично изобразить все его убийства. Но у нас вышел закон, что нельзя показывать насилие на экранах, поэтому пока дали задний.

А смысловой посыл этого фильма?

Султан: У каждого человека есть свои фетиши. Фетиш может быть наивным или совсем непростым. Мы не доработали этот фильм, не поймали основную цель. Одна из задумок — показать плохого человека с хорошей стороны, при этом не оправдывая его проступки.

То есть, по-вашему, законы с ограничениями, себя не оправдывают? Считаете, что каждый зритель сам должен уметь правильно обрабатывать поступающую информацию? Или все-таки ответственность лежит на режиссере?

Султан: Не оправдывают. Если бы это все настолько сильно влияло, то все бы уже умерли или сошли с ума.  

Сагын: Режиссер творит, а зритель фильтрует продукт его творчества для себя. Пропаганда бывает разной. Помню, смотрел фильм о Крыме с прямой пропагандой, так его все захэйтили. Это не искусство. Если фильм эстетически красивый, несет художественную ценность, косвенно пропагандируя что-то, то это нормально. А если снимать только ради пропаганды — то это не оправдано, несправедливо и никак не относится к искусству.  

Мы с вами говорили об “Экстазе” Гаспара Ноэ, который можно будет посмотреть в качестве уже в марте. Некоторые критики обвиняют режиссера в излишней морали насчет наркотиков. Должна ли идти мораль от режиссера?

Сагын: У каждого режиссера должна быть своя мысль, которую он стремится донести до зрителя. Даже, если это пропаганда, она не должна быть навязчивой. Зритель должен сам принимать решения.

Есть ли в фильме какие-то параллели с вашей жизнью?

Султан: Прямых параллелей нет. Но, к сожалению, подобные истории происходят в нашей стране. Думаю, все кыргызстанцы наслышаны о таких случаях.

Как родилась идея?

Султан: Изначально мы хотели снять фильм про гомосексуальных парней, но потом решили, что пожить еще хочется. Поэтому героини Angustia — лесбиянки. Но, если каждый раз бояться и не показывать на экране волнующие проблемы, стоит ли снимать вообще?

Сагын: Есть одна французская группа Blaze. Их чувственные атмосферные клипы подобны короткометражным мини-фильмам. Наш фильм отчасти вдохновлен их роликами.

Вы затрагиваете несколько остро стоящих в нашем обществе тем. Не боитесь осуждения?

Сагын: Раньше боялись, сейчас нет.

Султан: Мы даже думали, что после залива фильма в интернет, месяц не будем выходить из дома. Но думаю, никакого бунта не будет. В любом случае мы готовы к возможному осуждению.

ЛГБТ, ала качуу, ограниченность - какие темы поднимают в короткометражном фильме Angustia
Команда «Angustia»

Снимаете больше для нашего общества или планируете выйти на зарубежный рынок?

Сагын: И то, и другое. Angustia нацелен на Кыргызстан. При этом мы отправим картину на Каннский фестиваль. Интересно обсудить тему “ала качуу” за пределами нашей страны. В Кыргызстане уже замыленным глазом могут несерьезно воспринимать эту проблему, поэтому мы хотим обратить внимание зарубежного мира на такую традицию.

Как проходит кастинг?

Султан: Круто, что каждый раз, когда мы снимаем фильм, у нас нет проблем с поиском актеров. Даже отчаянных. Например, наша Сайкал медийная личность, которую могут осудить за необычную роль, но она не побоялась и взялась за проект.

Сагын: Сложностей с поиском актером нет — практически всех находим в Инстаграме.

Нет такого, что не додают необходимой вам актерской игры? Все-таки вы работаете не только с профессионалами.

Сагын: С нами всегда работают очень ответственные ребята, которые выкладываются на 100%. До Евы у Султана не было никакого актерского опыта и навыков, но я очень доволен его игрой. Все наши актеры, кроме Сайкал, никогда не снимались. Плюс это не коммерческая, а творческая съемка. Поэтому вся команда полностью отдается творческому процессу.

Короткометражный фильм Султана и Сагына — «Ева»

Что насчет коммерческой выгоды?

Сагын: Этот проект больше для портфолио, бюджет которого обошелся в 500-600 долларов. Мы арендовывали аппаратуру, строили декорации, обеспечивали команду едой. Никому не платили — все приняли участие в фильме без финансовой выгоды. После участия в фестивале мы бесплатно выложим фильм в интернет. В нашем деле деньги — приятный бонус. Мы получаем удовольствия от съемок. Однажды поступило предложение использовать кадры Евы для клипа, но мы отказались. Тем более наш фильм снят в необычном для Кыргызстана стиле ретро-футуристик, который активно развивается во всем мире. Если кто-то предложит песню, она вряд ли подойдет.

Откуда черпаете вдохновение?

Сагын: Инстаграм, VSCO, Pinterest.

Султан: Я могу увидеть фотографию, картину, услышать трек и продумать кадры. С вдохновением проблем нет — его можно черпать отовсюду.

Сагын: Например Джордж Р. Р Мартин придумал Игру престолов, наблюдая за черепахой в зоопарке. Иногда едешь в маршрутке, слушаешь музыку и представляешь кадры.

Почему именно Каннский фестиваль?

Сагын: Мы прыгнули масштабно насчет Канн. Не факт, что пройдем, но, как говорится, если идешь к небесам, попадешь в горы. В любом случае это хороший опыт. На местных фестивалях не поняли наших работ. У нас в жюри сидят советские режиссеры, которые не видят новых направлений. Им интересны фильмы про Кыргызстан, менталитет, честность и доброту.

Не возникали ли сомнения после негативного опыта, что это вы недоработали?

Сагын: Да, мы постоянно работаем над собой и обращаем внимание на недостатки.

Султан: Мы хотим конструктивно оценивать свою работу. Поэтому ориентируемся не только на мнение жюри, но и на мнения наших зрителей. В сети большинство положительных отзывов. На фестивалях наши фильмы сравнивали с клипами…

Сагын: Да, есть такое понятие как клиповое мышление. И многие думают, что это ненормально. Но это тоже искусство. Мы стараемся сделать каждый кадр эстетически красивым. В фильмах зачастую концентрируют внимание на сюжете, не прорабатывая каждый эпизод визуальной картины. У нас тоже есть глубина, но мы не упускаем эстетику.

Как относятся родители к вашей деятельности?

Султан: Мои не понимают, что я делаю, чем живу. Они очень религиозные. Если увидят Еву, то убьют. Для них кино — развлечение, чтобы убить время. Начинают ограничивать, мол снимай только про добро и религию. А я не хочу.

Сагын: Мои с детства поддерживают. Это один из факторов, почему я решил посвятить всю свою жизнь кино.

Как обстоят дела с кинематографом в Кыргызстане?

Сагын: Плохо.

Султан: Ужасно.

Сагын: Наша кинематограф ушел в коммерцию. Большинство снимают проходные фильмы, на которых можно заработать. Однако зрителям это нравится. Если рассматривать кино как искусство, то никакого движения нет. Есть арт-хаус типа фильмов типа Марата Сарулу, но их не смотрят.

Султан: Наши профессиональные актеры не могут сниматься в фильмах, потому что режиссеры предпочитают медийных личностей без актерских навыков. У нас очень развит комедийный жанр, чтобы развлекать народ. Это выгодно — вкладываешь минимальную сумму, зовешь знаменитостей и получаешь доход.

ЛГБТ, ала качуу, ограниченность - какие темы поднимают в короткометражном фильме Angustia
Кадр из фильма «Ева».

О чем будет следующий фильм?

Сагын: Скоро снимем короткометражный фильм для казахстанского фестиваля 48 часов. Я бы хотел снять что-то в жанре вестерн в Кыргызстане. До мюзикла пока не дорос.

Султан: Меня привлекает арт-хаус, жесткач.

Казахи снимают о 90-х и рэкете, русские о войне и ССР, о чем снимать в Кыргызстане?

Сагын: Было бы классно показать с другой стороны нашу культуру. Например, восстание Уркун или события 2010 года. Нужно показать душу нашей Родины.

Интересна ли душа Кыргызстана миру?

Сагын: Конечно. Например, Игру престолов смотрят во всем мире.

Султан: Снять бы Манас в жанре фэнтези. Типа Манас Марвел. Такая атмосфера. Я всегда мечтал о фильме про наших героев.

Какие планы на будущее?

Султан: В планах снять полнометражный фильм. До начала съемок «Angustia» нашлись спонсоры для полнометражного фильма «Ева», но в последний момент предложение слили.

Сагын: Мы приняли это как знак, что пока не готовы для полного метра. А так в планах развивать киноиндустрию в Кыргызстане.

Что насчет клипмейкерства?

Сагын: Для развития было бы интересно снять клипы со своим видением. В России сейчас заметный прогресс в этом плане. Например, клипы режиссера Ладо Кватании на песни Хаски “Иуда” и “Fata Morgana” Оксимирона — это шик.

Напоследок…

У нас очень много крутых ребят: режиссеров, композиторов, актеров, сценаристов и музыкантов. Большинство самоучки, потому что у нас нет ни нормальных курсов, ни учебных заведений. Неправильно говорить, что учиться не надо. Но не надо зависеть от университетов. Основная часть великих людей — самоучки. Давайте рисковать и заниматься тем, что по-настоящему нам нравится!

 

Автор статьи peoplekg

Как найти свое призвание?

От философии к дизайну: Миррахим Опош об этно-бренде SHERDEN